Журнал «Правого Полушарие Интроверта»

Почему стало так сложно шутить, чтобы никого не обидеть?

Жить в 2021 году непросто: мир стремительно меняется, и часто это происходит быстрее, чем мы успеваем приспособиться к новым правилам этикета, нормам общения и т. д. Мы живем в эпоху соцсетей и мгновенного распространения информации, поэтому каждая ошибка тут же превращается в достояние общественности. И чаще всего объектом критики становится юмор, ведь он традиционно расширяет нормы допустимого и подсвечивает то, что волнует общество.

Автор: Елизавета Фандорина 

Но почему шутки вдруг стали чем-то опасным? Разве у людей пропало чувство юмора? Давайте разбираться.


Теории юмора
Для начала давайте выясним, почему мы смеемся над шутками. Какой механизм заставляет нас так реагировать?


Теория превосходства
Существует несколько теорий юмора. Одну из них описал Платон. В диалоге «Филеб» он утверждает, что главный герой любой комедии — это человек, который не способен преодолеть трудности. Наблюдая за ним, зритель испытывает жалость и удовольствие.

Аристотель считал, что шутка – это оскорбление, поэтому использовать ее можно только по отношению к недостойным вещам. Эту теорию позже назвали теорией превосходства, ее придерживался философ Томас Гоббс.


Теория несоответствия
Теория несоответствия Фрэнсиса Хатчесона гласит, что мы смеемся, когда становимся свидетелями абсурдных явлений, то есть несоответствия ожиданий и действий. Нам смешно следить за бедами непутевого героя, потому что конкретная ситуация не соответствует представлению этого героя о себе.


Теория утешения
Теория утешения является логическим продолжением теории несоответствия. Первым ее сформулировал английский философ Герберт Спенсер. Он рассматривал смех как физиологическую реакцию организма на нервное напряжение и перевозбуждение. Согласно этой концепции, радость и страх – это родственные эмоции. Только следствием первой является смех, а второй – дрожь. Другими словами, чувство юмора – это очищающий механизм психики. Эту теорию также поддерживал психолог Зигмунд Фрейд.

У всех трех теорий есть общая черта: шутки отражают социальные нормы и правила, существующие на каждом этапе развития человечества.


Уместные и неуместные шутки
Юмор цензурировался всегда, и в каждой эпохе был список запретных тем: например, политика, религия, смерть и секс. Конечно, шутки на эти темы были, но они редко попадали в пространство общественного обсуждения. Такой юмор был больше распространен в простонародной среде.

Термин «черный юмор» появился в XX веке: так Андре Бретон высказался о произведениях Джонатана Свифта, описывая свойственный автору циничный смех над табуированными для литературы темами. Например, смертью.

Сегодня любые шутки над темами, которые вызывают дискомфорт, относят к черному юмору. Он всегда находился в пограничной зоне общественного обсуждения и предназначался для узкого круга «своих». Люди, которые шутили подобным образом публично, в лучшем случае считались экстравагантными персонами, в худшем — несли наказание.

Сейчас черный юмор – это чаще всего неуместные шутки, которые нужно произносить, четко оценивая аудиторию. Но кажется, что сегодня любая шутка может стать неуместной. И запрещенных тем, задевающих чьи-то чувства, стало еще больше.

Почему шутить стало сложнее?
Усложнение социальных норм – естественное и закономерное следствие развития общества. Например, во времена рабства не считалось дурным тоном уничижительно шутить об африканцах. Рабы были такой же собственностью, как домашний скот, и отношение к ним было соответствующее.

В период, когда женщины не имели доступа к образованию, шутки над женской глупостью казались естественными. Но сегодня мы живем в мире, где утверждены права и свободы любого человека, а женщины с каждым годом все активнее вовлечены в общественную жизнь.

Кроме того, интернет выносит любую шутку на суд самой широкой публики. Например, раньше вы могли поделиться удачной, но спорной шуткой в компании близких – они знали вас лично и понимали, что вы не расист, сексист или абьюзер, а также то, что вы не пытаетесь заигрывать с опасной темой. Но интернет запоминает все и доносит ваши слова до аудитории, среди которой могут быть люди, пострадавшие от домашнего насилия или подвергающиеся дискриминации.

Даже невинная острота может быть не смешной и оскорбительной, если ее услышала не та публика. А еще она может быть вырвана из контекста, и любые попытки оправдаться сделают только хуже.


А как тогда шутить?
В 2019 году автор «Мальчишников в Вегасе» Тодд Филлипс заявил, что из-за новых ограничений шутить стало невозможно. Но в том же году вышел фильм Тайки Вайтити под названием «Кролик Джоджо». Это комедия о холокосте – одной из самых сложных и табуированных для юмора тем в истории. Картина получила «Оскар» за лучший адаптированный сценарий и была тепло принята критиками всего мира, потому что Вайтити высмеивал не жертв, а злодеев и предрассудки.

И тут мы подходим к самому важному правилу: неэтичной и оскорбительной является любая форма юмора, в которой сильные смеются над слабыми. Например, когда мужчины смеются над женщинами, а европейцы – над эмигрантами, потому что им легко смеяться с позиции силы. Но это попытка самоутверждения за счет «избиения» групп, которые менее защищены обществом, чем они.

О спорных темах можно шутить, если они касаются лично вас. О геях лучше всего шутят геи, о феминизме – женщины, о расовых стереотипах — представители этнических групп. Это не значит, что условному гетеросексуальному мужчине нельзя шутить о геях. Например, хорошо звучат шутки гетерсексуала о том, как его стереотипное мышление столкнулось с тем, что геи такие же люди, как и он.

Подобные правила касаются и шуток над внешностью: высмеивать черты лица, дефекты речи и прочее не просто неуместно, а неспортивно. Неужели мы настолько примитивны и способны лишь на оскорбления?

Юмор формирует наше мышление и язык. Когда мы шутим, то не замечаем, как утверждаем стереотипы о национальностях, женщинах, людях с неконвенциональной фигурой. Кроме того, каждый человек имеет свою болевую точку – если вас не обижает обсуждение внешности, то вполне может вывести из равновесия шутка о чем-то другом. В этом заключается еще одно правило хорошей шутки – эмпатия.

Шутки не должны быть средством самоутверждения и попыткой оскорбить. Они должны вызывать смех, а не разочарование – для этого достаточно включить эмпатию.


Изменилось ли ваше отношение к шуткам? Находите ли вы какие-то из них оскорбительными?

Сейчас, чтобы посмеяться, слушают выступления стендап-комиков. Раньше эту роль выполнял театр. С каждым столетием юмор в театре усложняется, он становится более изысканным и трудным.

Как театральные зрелища превратились в один из самых влиятельных видов искусства? Узнайте на нашем курсе «Театральное искусство»: от Древней Греции до наших дней

Смотрите в любое время на любом устройстве

3 лекции по литературе в подарок!

Переходите по ссылке
МНЕНИЕ