Журнал «Правого Полушария Интроверта»

«Сама виновата!» Почему нельзя обвинять жертву?

Автор Дарья Гунько 

«Сама виновата», «О чем она вообще думала, когда садилась к нему в машину», «Ты его спровоцировала» — подобные фразы часто слышат люди, которые столкнулись с насилием. Все это проявления виктимблейминга — обвинения жертвы, когда случившееся объясняется ее «неправильным» поведением. Почему люди встают на сторону насильников? И можно ли «спровоцировать» насилие?

#этонеповодубить


В 2020 г. Донна Ротунно, адвокат Харви Вайнштейна, выступала перед прессой. Она говорила о жертвах продюсера и рассказала, что сама не сталкивалась с сексуальным насилием, потому что никогда не поставила бы себя в «такое положение»Высказывание Донны — один из примеров виктимблейминга, т. е. обвинения жертвы.

Двумя годами ранее в российском сегменте интернета проходила онлайн-акция: пользовательницы выкладывали свои фотографии с хэштегом #этонеповодубить. Акция возникла как реакция на дело Артема Исхакова — студента, который изнасиловал и убил свою подругу, а затем совершил самоубийство.

К ужасу, общественность встала на сторону преступника: его поступок оправдывали тем, что девушка выкладывала откровенные снимки в сеть, а молодому человеку не ответила взаимностью. Про преступление люди как будто забыли, а жертва снова оказалась виноватой.

«Сама виновата!» Почему нельзя обвинять жертву?

Ева, я любила тебя


Почему так происходит? В основе виктимблейминга лежит миф о «женщине-искусительнице». Эта роль описана еще в Ветхом Завете. Змей соблазнил Еву, пользуясь ее слабостью. Она, в свою очередь, склонила к греху Адама. Из-за этого образа женщина начинает восприниматься как пособница нечистой силы, которая может обмануть мужчину и заставить его поддаться искушению.

Для европейской культуры характерно представление, будто женщина обладает особым чувственным сознанием.

У нее якобы лучше развита интуиция, она ближе к природе, в ней много иррационального и даже животного. Так, европейцы, которые в Новое время приезжали в колонии и встречали женщин-туземок, оправдывали насилие над ними их «естественной дикой природой».

Массовая культура поддерживает образ женщины, всегда готовой к сексу. Мы видим это в рекламе, музыкальных клипах, кино. Сексуальная объективация приводит к тому, что женщина перестает восприниматься как автономная личность со своими желаниями и страхами. Она объект, задача которого — удовлетворять потребности. Даже если внимание мужчины навязчиво и неуместно, женщине надлежит улыбаться и принимать его. Агрессия и умение жестко отстаивать свое мнение считаются «неженскими» качествами, а мягкий отказ воспринимается скорее как флирт.

Мы не просто образовательный паблик, а платформа для саморазвития №1 
Те же лекторы, которые пишут для вас посты здесь, записывают классные курсы. 
Чтобы разобраться в новой этике, смотрите наши  бесплатные курсы, чтобы понять, что такое феминизм на самом деле.

Оформите пробную подписку и смотрите 250+ курсов неделю бесплатно 

«Сама виновата!» Почему нельзя обвинять жертву?

Вера в справедливый мир


Виктимблейминг строится на убеждении, которое социальный психолог Мелвин Лернер назвал «гипотезой справедливого мира». Это когнитивное искажение, при котором человек верит, что мир устроен справедливо, а люди всегда получают то, что заслуживают.

Как работает такая логика: если женщину изнасиловали, то она плохая и неправильно себя вела. Значит, чтобы этого не произошло, нужно просто быть «хорошей».
Вера в справедливый мир защищает нас от экзистенциального страха. Однако это лишь иллюзия контроля. На деле же с насилием может столкнуться кто угодно.

Эту иллюзию подпитывает еще одно когнитивное искажение — ошибка выжившего.

Свой положительный опыт мы распространяем на других людей: я не носила короткую юбку, и меня не изнасиловали, значит, другим просто не нужно носить короткие юбки.
Но это так не работает. Если с вами этого не произошло, это еще не значит, что вы это контролируете.

«Сама виновата!» Почему нельзя обвинять жертву?

Сама виновата!


Чудовищное последствие виктимблейминга — чувство вины, которое испытывает жертва.

Она начинает искать причины случившегося в себе. И это неудивительно, ведь в популярной психологии мы до сих пор можем увидеть описание особого «поведения жертвы». Если насилию подвергся ребенок, то вся вина ложится на мать: не так воспитала или не уследила.

Из-за чувства вины женщины скрывают произошедшее.

Активистка Кэрол Ханиш в 1969 г. написала статью, которая вошла в историю под заголовком «Личное — это политическое» (хотя сама Ханиш предлагала другое название). Активисток того времени обвиняли в том, что они пытаются вынести на общественное обсуждение так называемые «личные проблемы» и «телесные вопросы».
После этой статьи женщины начали активно делиться опытом друг с другом, в том числе и опытом пережитого насилия. И вдруг увидели, как много вокруг таких же, как они, и поняли, что причина точно не в них.

«Сама виновата!» Почему нельзя обвинять жертву?

Почему раньше молчали?


Движение #metoo стало возможностью для сотен и тысяч женщин почувствовать, что с ними все в порядке. Но и тут их обвинили в том, что они хотят «хайпануть» на популярной теме.Но, может быть, стоит признать, что они просто стали чувствовать себя более безопасно и поняли, что у них есть поддержка, а не гнались за сомнительной популярностью? Пойти против общепринятых представлений о «правильной» женщине очень сложно. Еще сложнее, когда это связано с личной и болезненной историей.

Если мы допускаем обвинение жертвы, то таким образом нормализуем насилие.
Мы стараемся не признавать, что не можем все контролировать, и пытаемся как-то это объяснить то, что с нами происходит. Но это не поможет бороться с насилием: у нас вообще нет волшебной таблетки, чтобы раз и навсегда это исправить. Однако стоит помнить: чтобы хотя бы попытаться решить проблему, нужно для начала ее признать.

Разберитесь в сложной теме с нашими бесплатными курсами, чтобы понять, что такое феминизм на самом деле. Переходите по ссылке, оформляйте пробную подписку и смотрите наши курсы неделю бесплатно. Не понравится — отмените 😉
Правое полушарие Интроверта