Искусство и психология

Расшифровываем Вермеера

Мнение «Правого полушария Интроверта»
Время чтения - 2 минуты;
Автор: Мария Харитонова
лектор по направлению живопись

Рассматривать картины голландских художников XVII в. со сценами из повседневной жизни – особое удовольствие. Нередко художники искусно «вшивали» в свои полотна символы (которые, впрочем, их современники расшифровывали на раз-два), создавая тем самым любопытную интригу внутри самого, казалось бы, незамысловатого эпизода. Не стал в этом исключением и, пожалуй, самый великий из «малых голландцев» – Ян Вермеер. Одна из его интереснейших в плане интриги картин – «Любовное письмо» (1667-1668).

Пространство
При взгляде на картину мы понимаем, что находимся в роли «незаконного» зрителя, которому открылась сцена, не предназначенная для посторонних глаз. Мы наблюдаем за происходящим словно из узкого, затемненного коридора-закоулка, с которым контрастирует залитое светом пространство комнаты впереди.

Персонажи
Те, за кем мы с вами поглядываем, – это служанка и хозяйка, получившая от первой некое письмо. Причем уверенная поза подбоченившейся служанки и фамильярно-насмешливое выражение ее лица говорят о том, что ей хорошо известно нечто интимное в отношении госпожи, что, в свою очередь, заставляет барышню с робким испугом поглядывать на горничную, оторвавшись от музицирования.

Символика
В нашем «чуланчике» мы видим ноты, которые тематически перекликаются с лютней в руках хозяйки: это намек на любовные отношения. На пороге комнаты стоит пара туфель – символ брака (т.е. барышня – замужняя женщина). На стене висят два пейзажа. На одном из них мы можем различить одинокую мужскую фигуру на фоне деревьев: вероятно, муж в командировке. Ниже Вермеер помещает морской пейзаж. Море – символ любовной страсти, которая может «нечаянно нагрянуть, когда ее совсем не ждешь», и увлечь бурными волнами в пучину чувств. Однако вряд ли такая пылкость страстей характерна для брачной жизни. А вот и другой намёк: метла рядом с туфлями как символ незаконного сожительства, то есть – роман на стороне.

В общем, пока супруг в отлучке, жена попадает под натиск любовника. Служанка в курсе и посмеивается, а барышне – и хочется, и колется.

Вермеер в своем стиле
А на фоне всей этой забавной интрижки – ослепительная в своем сиянии белоснежность чепчика, воротника и пояса служанки. Такой белый, как у Вермеера, вы редко найдете у других художников. И здесь этот белый цвет начинает сверкать из-за льющегося на него потока света, в котором начинают мягко таять контуры. Но как же не соотносится эта белоснежная световая поэзия с этаким пошловатым мотивом! Однако, вермееровский цвет и свет – это отдельная песня.

Больше полезных статей в нашей группе ВКонтакте
Если материал вам понравился, расскажите о нем друзьям. Спасибо!
ЖИВОПИСЬ